ЦВМ YouTube ЦВМ Instagram ЦВМ Вконтакте История русского флота

Календарь

ПНВТСРЧТПТСБВС
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30
«Апрель 2019»

О нас пишут... Санкт-Петербургские ведомости № 18 от 1 февраля 2019 года

В Центральном военно-морском музее — выставка «Сокровищница Российского флота». Глядя на выставленный здесь топорик, трудно представить, что его когда-то держал в руках сам Петр Великий. Но предмет действительно подлинный, из лодки-верейки царя. Предназначен для плотницких работ на корабельной верфи — не дрова рубить.

Музей отметил свой 310-й день рож­дения. Сотрудники очень гордятся, что основателем его был сам Петр. В мемориальном «уголке» выставки кроме топорика можно увидеть необычную трость царя. На каждой из ее восьми граней медными гвозди­ками обозначены меры длины, при­менявшиеся в Европе в корабле­строении (русского аршина, англий­ского, страсбургского, шведского. римского, датского, данцигского фу­тов). И Петр мог замерить деталь, проверить правильность выполне­ния работ.

Рядом — модель 18-пушечной шня­вы, сделанная собственноручно Пет­ром.

модель становилась ему уже неинте­ресной. Он отправлял ее на верфь и занимался следующим проектом. Для него это была не игрушка ради забавы, а объемный чертеж, на кото­ром можно было проверить правиль­ность расчетов.

История коллекции музея уходит корнями в воронежское адмирал­тейство. Все, что умели русские плотники, Петр познал и захотел ос­воить европейское искусство кораб­лестроения. Однако голландцы его разочаровали: они работали без чертежей, исходя из опыта, на хоро­шо выверенный плотницкий глазок. В семьях тамошних кораблестрои­телей хранились альбомы, куда под­шивались эскизные наработки, — два таких альбома можно увидеть на выставке.

Петру такая практика не понрави­лась, и он отправился в Англию. Там конкуренции не боялись, а «аглицкий» опыт Петру пришелся по душе. Британцы сначала делали чертеж, потом полумодель, а затем размеча­ли на «плазе» — в огромном сарае размером больше, чем любой ко­рабль. Требовался ровный пол, вы­крашенный черной краской. На него наносили чертеж корабля один к одному, а также отдельные детали.

Первый «плаз» в Петербурге Петр устроил в своих зимних хоромах в Ад­миралтейской слободе, примерно на месте нынешнего Эрмитажного теат­ра. Прямо на полу самой большой комнаты он делал чертежи. Пока строились небольшие шнявы и фре­гаты, помещения хватало. А когда Петр задумал заложить первый ли­нейный корабль — «Полтаву», то ре­шил перенести чертежную из его до­ма и поставить близ адмиралтейско­го двора. И перенести туда все имеющиеся чертежи и модели.

Так появилась Модель-камера: ее чертеж, который можно увидеть на выставке, Петр изготовил собственноручно. Впрочем, это был еще все- таки не музей, а производственное

помещение. Здесь Петр бывал едва ли не каждый день...

Каждое время вносило свой вклад. Анна Иоанновна повелела изгото­вить полумодели трофейных швед­ских кораблей, захваченных в царст­вование Петра у шведов и гнивших в Кронверкской протоке. Во время Русско-турецкой войны мастеру Александру Катасанову поручили из­готавливать модели всех захвачен­ных турецких судов, чтобы почерп­нуть опыт средиземноморского ко­раблестроения. Их тоже можно уви­деть на выставке.

Здесь же — секретные модели шведских кораблей конца XVIII века, в том числе военных, замаскирован­ных под торговые. Руководитель морского ведомства дипломат Иван Чернышев, пользуясь связями, соби­рал их со всей Европы...

В XIX веке коллекцию специально пополняли участники морских кру­госветных путешествий. Привозили то, что видели впервые: редкости, которых не было в России. Напри­мер, модели экзотических судов, ко­торые выменивали у аборигенов Се­верной Америки, Аляски.

Музей переживал самые разные времена. Например, Николай I не очень благоволил к нему и даже «рас­кассировал» коллекцию. Одной из причин стало то, что начальник одно­го из отделов «музеума» Николай Бестужев участвовал в восстании де­кабристов...

Находился музей всегда в Адми­ралтействе и служил обязательным пунктом посещения высокопостав­ленных иностранных делегаций, при­бывавших в столицу империи. Поэ­тому оформлен был роскошно — как своего рода «морской Эрмитаж», призванный продемонстрировать, что Россия — великая морская дер­жава. Там музей благополучно пере­жил революцию.

— Когда советское правительство в конце 1930-х годов приняло реше­ние о создании большого флота, нар­ком Кузнецов подобрал для музея бо­лее просторное помещение — зда­ние Биржи на Стрелке Васильевско­го острова. Там он открылся в февра­ле 1941 года, — сообщил Курносов.

На выставке можно узнать и об эва­куации в Ульяновск, и о подвиге хра­нителей, оставшихся в блокадном Ленинграде. Увидеть эскизы тогдаш­него главного художника музея Кон­стантина Аккуратова, запечатлевшие вновь открытую экспозицию в Бирже в победном 1945-м.

 

Сергеи ГЛЕЗЕРОВ

glezerov@spbvedomosti.ru