ЦВМ YouTube ЦВМ Instagram ЦВМ Вконтакте История русского флота

Выставка "В начале славных дел. Санкт-Петербургская модель-камера в XVIII веке"

11 октября 2019 года постановлением Правительства Российской Федерации Центральному военно-морскому музею было возвращено имя императора Петра Великого, которое музей получил в 1909 году. Выставка "В начале славных дел" рассказывает о становлении главного Морского музея России и его развитии в XVIII веке.

В XVII–XVIII веках, в эпоху создания европейскими морскими державами регулярных флотов изготовление, сбор и хранение моделей кораблей превратилось в дело государственной важности. Прежде чем приступить к постройке нового корабля, делали его уменьшенную копию — проектную модель.

В ходе развития судостроения происходил «естественный отбор»: плохо спроектированные корабли гибли, а хорошо зарекомендовавшие себя принимались в качестве образца для строительства последующих судов. Запоминать и накапливать информацию по судостроению позволяли чертежи и модели. Началось формирование модельных коллекций. При западноевропейских верфях и адмиралтействах появляются специальные хранилища корабельных моделей, чертежей и чертежных инструментов, необходимых при проектировании новых кораблей. Они получили в разных странах различные названия: «конструкцион-камера», «галерея моделей»… В русском языке укоренился термин «модель-камера».

Осмотрев во время Великого посольства 1697–1698 годов несколько модельных коллекций в Голландии и Англии, Петр I не мог не прийти к мысли о создании в России подобного же учреждения. Европейские модель-камеры обычно помещались при чертежных мастерских. Впервые в России такая чертежная мастерская была создана в Воронеже в 1698 году, после возвращения Петра из Великого посольства.

Во время создания Азовского флота, при разработке проекта каждого нового корабля, Петр I требовал не только его подробный чертеж, но и изготовленную в масштабе модель. Поэтому при Воронежском адмиралтействе начала формироваться коллекция кораблестроительной документации — чертежей и моделей, необходимых при проектировании и строительстве кораблей Азовского флота. Но после неудачного Прутского похода 1711 года был подписан невыгодный для России договор с Турцией, в результате которого Азовский флот прекратил свое существование, а кораблестроение в Воронеже замерло.

В 1712 году модели кораблей из Воронежа были присланы в Санкт-Петербург, который стал к этому времени главным центром кораблестроения и основным местом сбора кораблестроительной документации.

Из письма Петра I из Санкт-Петербурга обер-коменданту С. А. Колычеву в Воронеж от 3 февраля 1712 года: «Також пришлите сюда с Наем или Козанцем (или с кем-нибудь другим), хто прежде из них поедут, мадели карабельные, которые на Воронеже есть у Фадея Попова, и прикажите их весть бережно, чтоб их дорогою не попортили».

Модели были высланы в Петербург с тем же курьером, который привез Колычеву письмо Петра I.

Датой основания Санкт-Петербургской модель-камеры считается день первого ее упоминания в документе — 13 (24) января 1709 года, когда Петр I, находившийся с войсками на Украине, отправил в Петербург на имя «адмиралтейца» А. В. Кикина предписание, в котором сказано было: «Мадель камару с моих хором (что в слободе) сыми и постафь близ адмиралтейского двора, где пристойно...». Дата основания Модель-камеры весьма условна, хотя бы потому, что в письме Петра говорится о ее перемещении, то есть она существовала и раньше.

Петр I под «мадель камарой» подразумевал чертежную мастерскую с плазом, а не хранилище моделей и чертежей. Плаз — это большой и светлый зал с гладким, покрытым черной краской полом, на котором, как на огромной чертежной доске, вычерчиваются в натуральную величину чертежи судна и отдельных его деталей.

Чертеж, выполненный конструктором на листе  бумаги, дает лишь представление о форме корпуса проектируемого судна. Но для изготовления деталей корпусного набора такого миниатюрного изображения недостаточно. Производственнику требуется чертеж, на котором все элементы были бы представлены в своих истинных размерах — именно такой чертеж и изготавливается («разбивается») на плазе. По выполненному на плазе чертежу делаются лекала и шаблоны, согласно которым на верфи изготавливаются детали набора корабельного корпуса.

 «Моделью» (от лат. modulus — образец, мера, норма) в XVIII веке (впрочем, как и сейчас) называли не только уменьшенные копии кораблей, зданий, механизмов, но и шаблоны, лекала. Любивший иностранные слова Петр назвал в своем письме «мадель камарой» мастерскую по изготовлению лекал. Камер-юнкер Ф. В. Берхгольц, приезжавший в Россию в составе свиты герцога Голштинского, в своем дневнике (1721) дает описание плаза Санкт-Петербургской модель-камеры: «В одном из флигелей устроена обширная  зала, где рисуют и, если нужно, переписывают  мелом вид и устройство всех кораблей, назначенных к постройке».

Таким образом, в петровскую эпоху Модель-камера была не собранием предметов, носящим музейный характер, а своеобразным «конструкторским бюро», выполнявшим чисто практические кораблестроительные функции.

Но при Модель-камере хранились кораблестроительные модели и чертежи, необходимые для работы на плазе. Именно модели и чертежи — эти уменьшенные в масштабе копии корабля надо было брать за образец при вычерчивании на полу плаза полноразмерных шаблонов корабельных деталей. Сам приказ Петра I о перемещении «мадель камары» в 1709 году говорит о том, что Модель-камера (чертежная мастерская)обладала собранием моделей и чертежей: ведь из петровских хором должны были переносить не гладкий плазовый пол, а необходимые для плазовых работ материалы, в том числе чертежи и модели.

Петром I были приняты законодательные меры по систематическому пополнению коллекции кораблестроительной проектной документации. В 1722 году вышел в свет «Регламент о управлении Адмиралтейства и верфи». Пункт 25 главы 20 «Регламента» гласил: «Когда зачнут который корабль строить, то надлежит приказать тому мастеру, кто корабль строит, сделать половинчатую модель на доске, и оную купно с чертежом по спуске корабля, отдать в коллегию Адмиралтейскую». Службы этой коллегии (в том числе кораблестроительные) размещались в здании Главного Адмиралтейства, в которое в указанном порядке и поступали модели и чертежи. Регламент 1722 года лишь утвердил практику, существовавшую и ранее.

При преемниках Петра Великого темпы кораблестроения снизились. Многие проектные чертежи и модели оказались теперь невостребованными. Это позволило в середине  1730-х годов начать концентрацию морских технических коллекций. В 1731–1738 годах под руководством И. К. Коробова здание Адмиралтейства было значительно перестроено. Возникла возможность выделить дополнительные площади для хранения адмиралтейских коллекций. В начале 1740-х годов для коллекции обер-сарваерской конторы начался новый этап развития, когда она из собрания, предназначенного лишь для решения кораблестроительных задач, окончательно превратилась в своеобразный «информационный центр» — депо технической и навигационной документации, образцов и наглядных пособий. В сентябре 1743 года собрание Модельной палаты было разделено на две части — судостроительную (корабельные модели и чертежи) и географическую (карты и планы), но храниться две эти коллекции продолжали в одном помещении. С 1748 года «палата под шпицем» была превращена в церковь, а коллекции Модельной палаты разместили в восточном крыле Адмиралтейства, рядом с залами Адмиралтейств-коллегии. Постепенно Модельную палату стали называть на иностранный манер Модель-камерой, тем самым она унаследовала это имя от чертежной-плаза петровской эпохи, сыгравшего значительную роль в истории ее формирования. В 1763 году для нее было выделено дополнительное помещение, после чего кораблестроительная и географическая части собрания Модель-камеры стали храниться в разных, хотя и смежных палатах. 1760–1770-е годы стали наивысшим периодом развития Санкт-Петербургской модель-камеры в XVIII веке.

Выставка продолжит работу до 26 января 2020 года

Куратор выставки: заместитель диретора ЦВММ (по научно-экспозиционной и выствочной работе) С. Ю. Курносов

ЭКСПОНАТЫ