ЦВМ YouTube ЦВМ Instagram ЦВМ Вконтакте История русского флота

Выставка "Белые корабли империи. К 100-летию окончания Первой мировой войны"

19 октября 2018 года, в филиале Центрального военно-морского музея «Подводная лодка Д-2 „Народоволец”» (Васильевский остров, Шкиперский проток, 10) открылась выставка «Белые корабли империи. К 100-летию окончания Первой мировой войны».

Выставка, экспозиция которой представляет собой полностью воссозданный корабельный госпиталь, посвящена госпитальным судам и береговым лазаретам Русского императорского флота. 

Медицинское обеспечение военно-морского флота в первую мировую войну осуществлялось Управлением санитарной части флота, во главе которого находился главный санитарный инспектор (А. Ю. Зуев), подчиненный в медицинском отношении верховному начальнику санитарной и эвакуационной части.

Управление санитарной частью флота состояло из 6 делопроизводств, руководство которыми осуществляли делопроизводители; четверо из них были врачи, один — фармацевт и один — гражданский чиновник. Помимо руководства медицинской службой флота, Управление принимало участие в разработке вопросов санитарно-технического характера, возникавших при постройке новых судов:            проектов системы отопления, водоснабжения, вентиляции, оборудования судовых лазаретов, операционных, перевязочных пунктов и т. п.

На отдельных флотах и флотилиях медицинскую службу возглавляли флагманские врачи штаба командующих флотами (флотилиями). В подчинении последних находились флагманские врачи соединений судов. Медицинскую службу в военно-морских портах возглавляли санитарные инспектора портов, они же являлись и главными докторами морских госпиталей, расположенных на территории порта.

В портах, возникших во время войны (Поти, Батум, Ризе, Трапезунд, Новороссийск), были учреждены должности портовых врачей, в распоряжении которых имелись портовые приемные покои на 5–10 коек.

В 1915 г. в военно-морском флоте имелось врачей 396; лекарских помощников, классных фельдшеров и санитарных кондукторов — 183; фельдшеров I и II ст. — 575 и санитаров — 1020 чел. Таким образом, имелся значительный некомплект. Для пополнения медицинского состава были проведены следующие мероприятия: произведен выпуск зауряд-врачей; главному санитарному инспектору флота предоставлено право замещать с вольного найма должности старших и младших врачей в экипажах и командах и ординаторов госпиталей отставными врачами; состоялись ускоренные выпуски в фельдшерских школах; открыты школы для подготовки ротных фельдшеров морского ведомства в Петрограде и Севастополе; организована подготовка санитарных унтер- офицеров и санитаров.

В результате количество медицинского состава в военно-морском флоте несколько возросло, и на 01.01.1917 г. числилось 467 врачей, лекарских помощников, классных фельдшеров и санитарных кондукторов — 242, фельдшеров I и II ст. — 658, санитарных унтер-офицеров — 126, санитаров — 1610 чел.

Несмотря на перечисленные мероприятия, Управление санитарной частью флота весь период войны испытывало недостаток в кадрах. Особенно остро это ощущалось во вновь сформированных частях. Так, например, в Отдельной черноморской дивизии имелось в наличии 4 врача и 6 зауряд-врачей, недоставало 12 врачей и около 50 фельдшеров. Кадровый состав и организация медицинской службы кораблей Флагманские врачи соединений кораблей I ранга являлись чинами штаба начальника соединения и выполняли только административные функции. При них имелся штатный классный фельдшер для ведения делопроизводства и отчетности.

На крупных кораблях I ранга (линкоры) на каждый по штату было положено 2 врача, 2 фельдшера, 1 санитарный унтер-офицер и 4 санитара. На меньших кораблях I ранга медицинский состав был представлен 1 врачом, 1 фельдшером и 2–3 санитарами. На каждом эскадренном миноносце имелись 1 фельдшер и 1 санитар, на подводных лодках — только 1 фельдшер. На судах I ранга имелись лазарет на 10-15 коек, изолятор для инфекционных больных на 2–4 койки, амбулатория с перевязочной, операционная и аптека. Для оказания первой помощи на месте (в башнях, казематах, машинных отделениях, кочегарках и т. д.) готовились боевые санитары — матросы, обученные элементам оказания первой помощи.

В береговых частях и морских командах штатно-организационная структура медицинской службы была сходна с корабельной. В экипажах и полуэкипажах имелись лазареты на 15–25 коек и следующий медицинский состав: 1 старший врач, 2–3 младших, 3–4 старших фельдшера, 4–5 фельдшеров I и ст., 1–2 санитарных унтер-офицера и 4–6 санитаров.

Для заготовки медицинского снабжения для морского ведомства в 1915 г. в Петрограде был сформирован временный санитарный склад. Снабжение судов и береговых команд перевязочным материалом и медикаментами производилось согласно табелям по числу команд. Инструментарий отпускался в большинстве случаев в виде наборов (судовые наборы большой и малый, наборы фельдшерский, ушной, глазной и зубной). Содержимое наборов обеспечивало производство всех неотложных хирургических операций, а также неотложную диагностику и терапию заболеваний зубов, уха, горла, носа и глаз.

Для стерилизации белья и перевязочного материала в судовых и береговых лазаретах имелись паровые автоклавы, а для стерилизации инструментов — паровые стерилизаторы системы Гловецкого. Для транспортировки больных и раненых на кораблях имелись носилки Штиле и коечные.

Планом боевой санитарной организации на каждом корабле I ранга было предусмотрено не менее двух перевязочных пунктов: постоянный, оборудованный и переносный. Один должен был находиться в носовой, другой в кормовой части судна. Третий пункт развертывался в кормовой части корабля в помещении штаба командующего флотом. Заведовал пунктом флагманский врач штаба. С ним работали 2 фельдшера и 1 санитар. Переноска раненых с места ранения до перевязочных пунктов должна была производиться в транспортных мешках, на носилках или на руках. Носилки предусматривались из расчета 1 пара на 25–50 чел. команды, транспортные или спусковые мешки — по числу люков вертикальной подачи, а также по числу боевых марсов или наблюдательных пунктов на мачтах. Из машинных и кочегарных отделений раненые выносились на руках до первых носилок. При каждой паре носилок был положен парусиновый мешок, в котором хранилось несколько шин, 5 резиновых жгутов, 10 готовых повязок, 3 холщовых бинта для накладывания шин и склянка с йодной настойкой. Содержимое мешков предназначалось для оказания первой помощи при кровотечениях и для перевязки легко раненных. На постоянном перевязочном пункте должны были находиться старший врач, фельдшер и 2 санитара.

По боевой тревоге в постоянном пункте фельдшер открывал помещение, приводил в действие стерилизатор для инструментов, раскладывал инструменты и перевязочный материал. Санитары уносили на переносный пункт инструменты (малый лекарский набор), растворы и перевязочный материал, а возвратившись, готовили брезенты и койки для раненых. Одновременно прибывшие в распоряжение старшего врача матросы-носильщики разносили носилки и мешки к ним по башням и батареям согласно расписанию, составленному старшим врачом, а также готовили спусковые стулья и мешки. Действия медицинского состава на переносном пункте были те же, что и на постоянном.

Каждому раненому после перевязки прикладывался установленный ярлык с обозначением степени ранения. «Путевые ярлыки для раненых» специально для флота были разработаны комиссией морских врачей, созданной главным санитарным инспектором флота в 1908 г. На IX Международной конференции

Красного Креста в Вашингтоне, в мае 1912 г., эти ярлыки были признаны на международном уровне. 20.01.1914 г. приказом морского министра они были введены на снабжение судов.

Раненые подавались на операционный (перевязочный) стол соответственно нуждаемости в срочной помощи по указанию врача. Во время боя разрешались только неотложные операции, остальные делались после боя, когда у врачей было больше свободного времени.

В машинные и кочегарные отделения должны были подаваться ведра с густым раствором соды и парусиновые мешки (по одному на каждую машину) с 5 готовыми повязками для ожогов. На каждом борту корабля одна из шлюпбалок или стрел приспосабливалась для спуска транспортных стульев и мешков с ранеными.

Боевая санитарная организация на эскадренных миноносцах осуществлялась по следующей схеме. Перед каждым выходом в море фельдшер приготовлял перевязочные пункты: 1) командный кубрик, расположенный на верхней палубе под полубаком и сообщающийся с верхней палубой коридором, и 2) кают-компанию офицеров, расположенную в кормовой части в нижней палубе на уровне ватерлинии.

Из помещений убирались все предметы, могущие мешать при работе. Подавались перевязочный материал в упакованном виде, жгуты, белая клеенка на стол, растворы и йодная настойка. Хирургические инструменты раскладывались только во время боя.

Переноской раненых ведал трюмно-пожарный дивизион из 10 человек. Перевязочный материал в виде готовых повязок, индивидуальных пакетов и расходного материала находился в фиксатиновых мешках во всех помещениях, у каждого орудия и минного аппарата.

Некоторые соединения кораблей малого тоннажа имели свои плавучие лазареты так, I партия траления Балтийского моря имела госпитальное судно «Наутилус» на 7 коек; на спасательном судне для подводных лодок «Волхов» имелся лазарет на 30 коек; дивизиону траления Северного Ледовитого океана было придано госпитальное судно «Эклипс» на 20 коек.

 

Выставка продолжит работу до марта 2019 года.

ЭКСПОНАТЫ